NephroCare на настоящем веб-сайте использует файлы cookies с целью повышения качества механизма пользовательского взаимодействия и предоставления оптимальных услуг. Продолжая просмотр сайта, Вы соглашаетесь с использованием файлов cookies. Для получения дополнительной информации см. нашу политику конфиденциальности.

Андраш Бос

Я и две пары моих почек

Андраш Бос – человек, голос которого знаком каждому жителю Венгрии. Он - «голос» крупнейшего частного телеканала в Венгрии и великий актер. Но многие люди и не догадываются, что он также является представителем «Национальной программы по заболеваниям почек» в Венгрии. Имея за плечами опыт диализа, а затем двух пересадок, Андраш Бос нашел время, чтобы поделиться своим опытом с нами.

Прощание с почками

В 1993 или 1994 году я узнал, что однажды мои почки перестанут нормально работать. Именно тогда предположения о наличии простой инфекционной болезни переросли в диагноз заболевания почек.

Впервые я заметил, что что-то не так, когда был на работе. Во время репетиции вдруг не смог подняться на ноги. Коллега отвел меня домой, и мы решили, что мне просто нужно отдохнуть. Однако моя жена была очень обеспокоена. Она настояла на визите к врачу, который сделал УЗИ и поставил диагноз: поликистоз почек. В тот момент я и представить себе не мог, что это означает! Врач направил меня к нефрологу, где я узнал, что это заболевание связано с нарушением хромосом. Вердикт врачей: ежегодные осмотры для контроля развития болезни, которые позже превратилась в регулярные осмотры каждые шесть месяцев.

Сначала нефролог заверил меня, что мне, скорее всего, не потребуется лечение лет до 50 или 60. Но жизнь непредсказуема, и на самом деле помощь мне понадобилась раньше. Меня одолевала хроническая усталость. Я понимал, что это связано с неспособностью почек фильтровать кровь должным образом.

В 2003 году меня поставили в лист ожидания на получение донорской почки, в то же время я должен был проходить диализ. Я также узнал, что среднее время ожидания донорской почки с моей группой крови, 0(I), превышает время ожидания для людей с другими группами. Я не волновался по поводу операции. Я знал, чего мне следует ожидать, ведь нефролог обсудил со мной все детали, и я решил, что не стоит переживать из-за того, что мне неподвластно. Я также говорил себе, что информация о том, что подходящая почка найдена, еще не гарантирует, что пересадка состоится. Существует целый ряд условий, для того чтобы нефролог принял решение об операции.

Подключение к аппарату

Впервые я пришел в центр диализа не для лечения. Я был там на обследовании и решил осмотреться из чистого любопытства. Помню, тогда мне захотелось уйти отсюда как можно скорее. «Я, здесь?» – подумал я, – «Вы шутите?!» Но я понимал, что меня ждет диализ, и что это, возможно, единственный способ остаться в живых. Проходя диализ, я пытался жить своей обычной жизнью и делать то, что приносило мне удовольствие. В выходные у меня появлялось больше свободного времени, хотя я все еще должен был принимать лекарства, придерживаться диеты и контролировать потребление жидкости.

Повторная операция

Новость о второй донорской почке пришла также неожиданно. Но на этот раз я знал, чего ожидать. Я понял, насколько важно иметь хорошие отношения с моим врачом. Он понимал, что мне требуется, а я следовал всем его рекомендациям, что значительно облегчило его работу. Конечно, не обошлось и без везения. Для проведения операции пациент непременно должен быть в хорошем физическом состоянии – не болеть простудой, гриппом или другими вирусными заболеваниями. Мне посчастливилось не заболеть, когда я получил известие о второй почке.

Вторая операция прошла легче, отчасти благодаря современным медикаментам и хирургическим методам, и я заметил, что хирургическое вмешательство было менее болезненным. С психологической точки зрения мне также было легче – ведь я знал, чего ожидать. Прошло почти три года с момента операции, и я прохожу обследование каждые шесть месяцев.

Уведомление и операция

Тем не менее, моя жена заранее подготовила сумку с вещами для больницы, которая хранилась в моем шкафу. Таким образом, я всегда был наготове, чтобы по первому требованию прибыть в центр. И это на самом деле произошло еще до того, как я начал диализ. Однажды мне позвонили. «Доброе утро, Андраш Бос», – сказал координатор, – «Мы нашли орган для вас». Я вновь подумал, насколько непредсказуемой бывает наша жизнь! У меня был всего час, чтобы добраться до клиники. Вот тогда и началась паника.

Мысли в моей голове друг завертелись с неимоверной быстротой. С кем мне поговорить? Что мне еще нужно организовать? Мне необходимо было быстро прибыть в клинику, однако я не знал наверняка, получу ли я новую почку! Когда находят донора, вызывают сразу нескольких пациентов, которые должны пройти целый ряд обследований. В больнице у нас взяли образцы крови, чтобы найти наиболее подходящего реципиента, и лишь спустя час я узнал, что им стану именно я.

Я не слишком хорошо помню день операции. Помню, проснувшись, почувствовал боль во всем теле. Тогда для таких операций использовали старый хирургический метод и другой вид анестезии. Вместе с врачами и медсестрами мы проверили, работает ли новая почка: и она действительно работала! Еще три-четыре дня мы ждали и наблюдали, приживется ли почка в моем организме. И вот, в один прекрасный день, я, наконец, собрал свои чемоданы и вернулся домой.

После операции

Три месяца спустя появился повод для беспокойства. Мой нефролог провел массу обследований, и мне внедрили стент, трубчатую металлическую сетку для расширения узкой артерии, в кровеносный сосуд в районе почек. В конечном счете, моя донорская почка прекратила работать, но я до сих пор ношу ее в своем теле!

Семейная жизнь – правила искренности

Многие спрашивают, как моя семья относится к тому, что со мной происходит. Я большой сторонник честности, поэтому изначально говорил со всеми предельно открыто – в том числе со своими детьми. Иногда они посещали меня во время диализа, что дало им возможность заглянуть в эту часть моей жизни. Когда я узнал, что моя донорская почка не работает, мы вместе не позволили этому разрушить нашу жизнь. Мы по-прежнему ездили на экскурсии и путешествовали, даже если это и требовало от нас тщательного планирования.

Является ли человек, перенесший пересадку, более здоровым?

После пересадки я стал внимательнее относиться к своему здоровью. Моя иммунная система ослабла из-за препаратов, предотвращающих отторжение, поэтому мне пришлось беречься. Я принимаю лекарства и стараюсь обсуждать все вопросы с врачом. Путешествуя, я всегда проверяю наличие у меня всех препаратов в необходимом количестве. За исключением этого, я живу той же жизнью, что и все остальные. Просто более строго забочусь о своем здоровье.